СКР: посадки с перегрузками и «козлением» не предусмотрены для пассажирских самолётов

В начале декабря 2019 года Следственный комитет России (СКР) завершил расследование уголовного дела по катастрофе самолёта SSJ100 в аэропорту Шереметьево 5 мая 2019 года и назвал виновником катастрофы командира экипажа Дениса Евдокимова. Для СК всё оказалась настолько очевидным, что в ведомстве не стали дожидаться окончательных выводов Межгосударственного авиакомитета. О некоторых подробностях расследования в интервью "Коммерсанту" рассказал зампредседателя СКР Игорь Краснов.

По его словам, непосредственной причиной катастрофы стали действия командира экипажа SSJ100 Дениса Евдокимова, которые привели к созданию разрушающей перегрузки, превышавшей эксплуатационные ограничения самолёта.

"Имея на руках весь комплекс экспертиз, назначенных и проведённых по поручению следствия, мы расследовали всё качественно и быстро. Полагаем, что наше мнение, наши доказательства будут признаны судом, который вынесет справедливое решение", - пояснил он.

По версии следствия, непосредственной причиной катастрофы явились "противоправные действия" командира воздушного судна Дениса Евдокимова. "Имея специальную подготовку и значительный опыт управления самолётами различных типов, тем не менее, своими действиями он создал разрушающую перегрузку, превышавшую эксплуатационные ограничения воздушного судна", - сказал Игорь Краснов.

 


По версии следствия, грубая посадка была произведена с превышением скорости и вертикальной перегрузкой. "SSJ трижды подскакивал, ударяясь о полосу, пока не подломились основные опоры шасси, что повлекло разрушение конструкции самолёта с разливом и воспламенением топлива. Погибли сорок пассажиров, один член экипажа, а ещё десять человек пострадали. Также был причинён имущественный ущерб собственнику воздушного судна — АО «ВЭБ-лизинг» — в размере 1,5 млрд руб. в связи с его утратой", - рассказал зампредседателя СКР.

По результатам расследования Евдокимову предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК - нарушение правил эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц, причинение тяжкого вреда здоровью человека и крупный ущерб. Сейчас пилот с адвокатом знакомится с материалами дела.

Игорь Краснов добавил, что продолжения следствия, например, в части действия наземных служб не будет.

"У нас есть заключение экспертов о чёткой причине, почему произошла эта трагедия. Мы изучили доводы авиакомпании и самого пилота, и можем сказать, что самолёт здесь точно ни при чём, поскольку подобные посадки в принципе не предусмотрены не только для SSJ, но и, например, для Boeing и Airbus, и других лайнеров", - пояснил он.

К авиационному происшествию с самолётом RA-89098 привела посадка с тремя последовательными касаниями ВПП с перегрузками не менее 2,55 g, 5,85 g и 5,0 g. Сертификат типа Суперджет получил с учётом, что конструкция крепления шасси к заднем лонжерону крыла должна выдерживать ударные нагрузки в 3,75 g. При превышении этого значения срабатывает система защиты от повреждения топливных баков: происходит срез предохранительных штифтов навески основных опор шасси к заднему лонжерону крыла.

Первое касание ВПП не превысило расчётное значение. Разрушения конструкции кессона крыла не произошло. По результатам анализа записей показаний датчиков топливомеров утечки топлива зафиксировано не было, на ВПП фрагментов конструкции самолёта не обнаружено. После второго касания с нагрузкой 5,85 g произошло срезание штифтов обеих стоек шасси, они находились в незафиксированном относительно заднего лонжерона состоянии.

При третьем касании ВПП, также с превышением допустимых вертикальных нагрузок, состояние конструкции не позволило стойкам шасси безопасно воспринять посадочный удар и произошёл их подлом, разрушение крыла в зонах узлов навески гидроцилиндров уборки-выпуска стоек, опускание и дальнейшее движение самолёта по поверхности ВПП на мотогондолах и хвостовой части фюзеляжа, что привело к утечке керосина и его возгоранию. По данным МАК, это был всего четвёртый случай посадки SSJ в ручном режиме, но предыдущие не привели к каким-либо ЧП. В предварительном отчёте МАК говорится о других грубых посадках на таком же типе самолётов, которые не повлекли никаких последствий.

Денис Евдокимов и его адвокат Наталья Митусова с выводами следствия не согласились, утверждая, что самолет при посадке «швыряло из стороны в сторону», так как он не слушался ручки управления. Евдокимов полагает, что возгорания вообще не должно было произойти, так как при жёсткой посадке у SSJ100 шасси должны были «отскочить в сторону». Он считает, что корпус самолёта мог выдержать высокую температуру, а пассажиры могли успеть покинуть салон, но этого не произошло из-за открытой двери — приток воздуха усилил огонь.

Адвокат Митусова сообщила “Ъ”, что защита, в свою очередь, ходатайствовала о назначении почти трёх десятков экспертиз и исследований, в том числе связанных с защитой самолёта от попаданий молний и повреждением стоек шасси, но ей было отказано. Отклонило следствие и ходатайство о возбуждении уголовного дела в отношении участников аварийно-спасательных работ, которые, по версии защиты, появились на месте ЧП с запозданием. В результате, по словам Митусовой, к уголовной ответственности решили привлечь только пилота, который свою вину не признает.

Александр Долотовский — о ручном управлении SSJ100

Отвратительно!ПлохоНовость ни о чёмХорошоОтличная новость! (4 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...