Адвокаты лучше специалистов осведомлены, почему загорелся Суперджет

Не дожидаясь окончательных выводов Межгосударственного авиакомитета (МАК), Следственный комитет России (СКР) завершил расследование уголовного дела по катастрофе самолета SSJ100 в мае этого года. Виновником катастрофы СКР назвал командира экипажа Дениса Евдокимова. Потерпевшими от его действий признаны 77 человек, включая второго пилота Максима Кузнецова. Вину в крушении самолета и в гибели пассажиров Евдокимов не признает. Об этом пишет "Коммерсант".

Следствие было проведено в течение семи месяцев. К моменту предъявления пилоту Денису Евдокимову обвинения в окончательной редакции в нарушении правил полетов или подготовки к ним, повлекшем по неосторожности гибель двух и более лиц (ч. 3 ст. 263 УК РФ), следствие успело провести и получить результаты более ста своих экспертиз — 46 медицинских, 41 генетической, а также летных, психолого-лингвистических и других.

По версии следствия, 5 мая после взлета в Суперджет 100 попала молния, что привело к переходу управления бортом в ручной режим, а также вызвало определенные проблемы со связью у его пилотов. До этого молнии попадали самолёты SSJ100 16 раз, но это не приводило к каким-либо серьезным последствиям, сказано в предварительном отчете МАК. Получив разрешение вернуться в аэропорт, как считают участники расследования, совершил посадку с превышением вертикальной и горизонтальной скоростей.

К авиационному происшествию с самолётом RA-89098 привела посадка с тремя последовательными касаниями ВПП с перегрузками не менее 2,55 g, 5,85 g и 5,0 g. Конструкция крепления шасси к заднем лонжерону крыла SSJ100 спроектирована с учётом максимальной перегрузки равной 3,75 g. При превышении этого значения происходит срез предохранительных штифтов кронштейна навески основных опор шасси к заднему лонжерону крыла, чтобы предотвратить повреждение топливных баков. Первое касание ВПП не превысило расчётное значение, соответственно при перегрузке 5,85 g произошло срезание штифтов обоих стоек шасси.

При повторном отделении самолета от ВПП стойки основных опор находились в незафиксированном относительно заднего лонжерона состоянии. Разрушения конструкции кессона крыла не произошло, по результатам анализа записей средств объективного контроля показаний датчиков топливомеров утечки топлива не зафиксировано, на ВПП фрагментов конструкции самолета не обнаружено.

При третьем касании ВПП, с превышением допустимых вертикальных перегрузок, состояние конструкции не позволило стойкам воспринять нагрузки от посадочного удара и произошел их подлом, разрушение конструкции крыла в зонах узлов навески гидроцилиндров уборки-выпуска стоек, опускание и дальнейшее движение самолета по поверхности ВПП на мотогондолах и хвостовой части фюзеляжа, что привело к утечке керосина и его возгоранию. По данным МАК, это был всего четвертый случай посадки SSJ в ручном режиме, но предыдущие не привели к каким-либо ЧП. В предварительном отчете МАК говорится о других грубых посадках на таком же типе самолетов, которые не повлекли никаких последствий.


Как пишет "Ъ", Денис Евдокимов и его адвокат Наталья Митусова с выводами следствия не согласились, утверждая, что самолет при посадке «швыряло из стороны в сторону», так как он не слушался бортовой (так в оригинале - прим. Авиация России) ручки управления. Евдокимов полагает, что возгорания вообще не должно было произойти, так как при жесткой посадке у SSJ100 шасси должны были «отскочить в сторону». Корпус самолета, отмечает он, мог выдержать высокую температуру, а пассажиры могли успеть покинуть салон, но этого не произошло из-за открытой двери — приток воздуха усилил огонь.

Адвокат Митусова сообщила “Ъ”, что защита, в свою очередь, ходатайствовала о назначении почти трех десятков экспертиз и исследований, в том числе связанных с защитой самолета от попаданий молний и повреждением стоек шасси, но ей было отказано. Отклонило следствие и ходатайство о возбуждении уголовного дела в отношении участников аварийно-спасательных работ, которые, по версии защиты, появились на месте ЧП с запозданием. В результате, по словам Митусовой, к уголовной ответственности решили привлечь только пилота, который свою вину не признает. В «Аэрофлоте» от комментариев воздержались.

По данным адвоката Павла Герасимова, представляющего интересы шести семей погибших в катастрофе, потерпевшие приступили к ознакомлению с материалами дела.

"Предварительное следствие по делу в отношении Евдокимова завершено, потерпевшие приступили к ознакомлению с материалами дела, которое насчитывает около 20 томов, которые полностью сфотографировали вчера", - приводит его слова ТАСС.

Как ожидается, после ознакомления с делом потерпевшими к ознакомлению приступят обвиняемый и его защита. После этого следствие передаст уголовное дело в Генеральную прокуратуру, которая примет решение о передаче дела в суд для рассмотрения по существу или о возврате следственным органам для устранения недостатков.

Лента.ру информирует, что по словам адвоката потерпевших, доверители с начала расследования предполагали, что обвинят командира или весь экипаж. «Но это несправедливо. Все, что написано во всех материалах дела, — чушь какая-то», — подчеркнул защитник. Герасимов добавил, что в ходе расследования не была проведена экспертиза, которую заявляли семьи погибших, кроме того были проигнорированы их ходатайства. О каких экспертизах идёт речь и о чем были ходатайства, Лента.ру не сообщает.

Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА (6 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...