Значок назывался «Ультиматум»

Фото © Валерий Агеев

В начале двадцатых годов Российское общество друзей Воздушного Флота (ОДВФ) провозгласило замечательный лозунг: «Трудовой народ, строй воздушный флот!». И строили.

Одним из источников финансирования стала продажа специальных значков-жетонов, так называемых «именных самолетов». Таких, как «Ильич», «Красный пахарь», «Ультиматум», «Серп и молот», «Самолет», «ОДВФ», всего — свыше тридцати знаков. Ну, а с созданием знаменитого Осоавиахима свет увидели уже более 100 разнообразных знаков: членских, наградных, региональных, кружковых, секционных.

Уже на первой кустарно-промышленной выставке в Москве, где установили самолет имени Ильича, его буквально облепили всевозможными значками. Любопытно, что каждый посетивший экспозицию считал непременным долгом приобрести на память один-другой жетончик.

Кстати, многие не знают, что продажа ста тысяч таких значков полностью окупала сооружение целого аэроплана!

 

Впрочем, что там Россия. Общества авиаторов и воздухоплавателей Украины, Крыма выпустили собственные знаки именных аэропланов. Скажем, изображение биплана в солнечных лучах. На ленте надпись «На эскадрилью Ильича».

В Азербайджане увидел свет латунный прорезной знак с креплением на винте и надписью, выполненной арабской вязью, «Самолет», «Серп и молот». А вот жетон, который в те годы пользовался наибольшей известностью «Ультиматум».

Дело в том, что в 1923 году английское правительство выступило в наш адрес с угрозой нападения. Эта нота вошла в историю как ультиматум Керзона. В свою очередь известный художник Г. Алексеев выполнил эскиз, по которому изготовили жетоны, суть коих сводилась к тому, что мы готовы дать отпор любому агрессору. Значок распространялся по территории всей страны. На собранные средства была построена эскадрилья «Ультиматум».
На средства простых людей были построены самолеты «Московский рабочий», «Московский крестьянин», «Красная Пресня», «Имени Баумана» — 12 воздухоплавательных аппаратов.

Самолеты Р-1 и Р-2 (на переднем плане) готовятся к перелету по маршруту Москва – Пекин. Москва, Центральный аэродром имени Л.Д. Троцкого, 10 июня 1925 года. Иллюстрация из книги: Александр Яковлев. «Цель жизни. Записки авиаконструктора»

10 июня 1925 года с Московского аэродрома поднялись в воздух курсом на восток два почтовых биплана Р-1 советского производства, биплан Р-2, пассажирский АК-1 и два самолета фирмы «Юнкерc». Пилотами были известный летчик- испытатель А. Екатов, летчики А. Томашевский и И. Поляков, призер Второй Российской Олимпиады игр в Риге, летчик Н. Найденов. Руководителем полета назначили бывшего комиссара бригады Г. Котовского военачальника И. Шмидта. Среди пассажиров — корреспонденты газет «Правда», «Известия», военной печати. Они писали:

— Весь перелет от Москвы до Иркутска был сплошным триумфом советской авиации — красные самолеты экспедиции вызывали восторг среди населения.

Исключительно сердечной была встреча в столице Монголии Улан-Баторе, где правительство страны устроило торжественный прием участникам перелета. 13 июля, пробыв в воздухе 52 часа, бипланы достигли Пекина. После торжественных митингов и приемов три самолета полетели в Шанхай, другие в промышленные районы Китая, а М. Громов и М. Волковойнов на двух Р-1 продолжили перелет в Токио.

После возвращения на Родину на торжественном вечере в Большом театре летчикам и механикам — участникам перелета — были вручены ордена Красного Знамени. А в память о перелете был выпущен серебряный знак с надписью китайскими иероглифами «Москва—Пекин».

С целью демонстрации дружеских чувств к народам Ближнего Востока в 1926 году Авиахим организовал два международных перелета: летчик Я. Моисеев на P-J совершил полет Москва—Тегеран. Экипаж в составе П. Межераупа — пилота, М. Голованова и журналиста М. Кольцова стартовал из Москвы в Турцию. В честь этого события выпущен знак «Москва—Ангора» (прежнее название Анкары).

В 1929 году готовился необычный межконтинентальный перелет из Москвы в Нью-Йорк. Для него был выбран наиболее совершенный отечественный самолет ТБ-1 (АНТ-4) «Страна Советов». В экипаже: первый пилот — Семен Шестаков, второй — Филипп Болотов, штурман — Борис Стерлигов (впоследствии Главный штурман ВВС РККА), бортмеханик — Дмитрий Фуфаев.

Полет проходил в необычайно сложных метеорологических условиях. Много хлопот доставили ненадежные немецкие моторы (своих серийных авиамоторов в то время наша промышленность еще не строила). В Хабаровске экипаж сменил колесное шасси на поплавки — далее полет проходил над морем. Первую посадку в США самолет, встреченный почетным эскортом морских истребителей, совершил в Сиэтле, затем, после посадок в Сан-Франциско, Чикаго, Детройте, приземлился в Нью-Йоркском аэропорту (2 ноября). В честь этого необычайного события в США был выпущен памятный жетон. На оборотной стороне жетона надпись на английском языке «Дружба Советского Союза и США».

Вот такая история нашей авиации в самых обычно-необычных жетонах, которые о многом помнят и, думается, о многом нам напоминают: о самоотверженности, смекалке, дружбе республик — да мало ли доброго в нашей с вами истории. Вот только чаще бы всматриваться в нее, учась не ошибаться.
Валерий Агеев


Отвратительно!ПлохоНи о чёмХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Загрузка...