Российская гражданская авиация испытывает серьёзные проблемы

В российской авиационной отрасли есть серьёзные проблемы, заявил генеральный прокурор Юрий Чайка на правительственном часе в Госдуме, сообщает РИА Новости.

"Катастрофа самолёта SSJ100 в Шереметьево обозначила серьёзные проблемы в российской авиационной отрасли. Генпрокуратура уже несколько лет требует от государственных органов и авиапредприятий решить эти вопросы", - сказал Чайка.

По его словам, российская госпрограмма обеспечения безопасности полётов не соответствует международным требованиям.

"Обязательства, предусмотренные Конвенцией о международной гражданской авиации, не выполнены. До настоящего времени не определены целевой и приемлемый уровень безопасности полётов, а также лицо, ответственное за реализацию программы, которая не актуализировалась с 2008 года", — подчеркнул генпрокурор.

Юрий Чайка отметил, что Минтранс не разработал необходимые нормативные правовые акты, в том числе регламентирующие сертификацию авиатехники и её производителей, подготовку персонала.

"Не утверждены правила наземного и технического обслуживания воздушных судов, требования к их лётной годности, типовые профессиональные программы в области подготовки авиаспециалистов", — добавил Чайка.

Также он раскритиковал Росавиацию. По словам генпрокурора, зачастую агентство лишь формально контролирует работу авиакомпаний и не запрещает эксплуатацию самолётов, которые не отвечают требованиям воздушного законодательства. Чайка сообщил, что генпрокуратура обнаружила более четырёхсот гражданских самолётов, в конструкции которых вносили изменения без проведения необходимых исследований. С 2017 года после прокурорских проверок от работы отстранили 550 пилотов, аннулировано 160 лётных свидетельств.

Приземление SSJ100 в Шереметьево шло в штатном режиме

28 мая губернатор Хабаровского края Сергей Фургал заявил в прямом эфире телеканала "Губерния", что причиной аварии авиалайнера Суперджет 100 в Шереметьево стал человеческий фактор.

По словам губернатора, в правительство края поступило официальное заключение о причинах аварии самолёта. Во время аварийной посадки самолёт был полностью технически исправен, сообщил Фургал. Пилотами в силу различных обстоятельств были совершены ошибки во время приземления.

Очевидно, губернатор ссылается на документ Росавиации «Информация о безопасности полётов № 7», который 17 мая был разослан руководителям территориальных подразделений Росавиации и руководителям организаций гражданской авиации.

В документе говорится, что через пять минут после взлёта на высоте 2700 метров самолёт вошёл в грозовые облака после чего бортовые самописцы зарегистрировали сбой в работе электронных блоков с переходом системы управления в режим «Direct mode»/«минимальный режим FCS» и отключением автопилота, через 30 секунд произошло отключение автомата тяги. В документе не говорится о причинах отказа электроники и о попадании молнии в самолёт.

Управление взял командир воздушного судна и управлял самолётом в ручном режиме до окончания полёта. Было решено возвращаться в Шереметьево.

К моменту входа в глиссаду масса самолёта составляла около 42 600 кг, что на 1600 кг превышало максимально допустимую посадочную массу. Механизация крыла была установлена в положение «3» (закрылки 25 градусов), что соответствует рекомендациям РЛЭ для условий: «Полёт в минимальном режиме системы управления / Direct mode» и «Посадка с превышением максимальной посадочной массы».

Заход производился в условиях бокового ветра 16 м/с. В диапазоне высот 335 – 275 метров пять раз было выдано предупреждение о сдвиге ветра «Go around. Windshear ahead», после которого необходимо немедленно прекратить снижение и выполнить процедуры по уходу на второй круг. Однако пилоты продолжили заход на посадку.

С истинной высоты 80 метров Суперджет стал уходить ниже глиссады, на высоте 55 метров сработало предупреждение системы столкновения с землёй (TAWS) «Glideslope», режим работы двигателей был увеличен, что привело к росту приборной скорости. К моменту прохода торца ВПП из-за перемещения РУД с 18 до 24 град. на высоте 12 м скорость самолёта составляла 304 км/час, к высоте 5 м она выросла до 315 км/час.

После команд TAWS "Retard" РУДы были установлены в положение "малый газ", и КВС выполнил несколько знакопеременных отклонений ручкой управления с большой амплитудой, вплоть до максимальных значений, что привело к знакопеременным изменениям угла тангажа от +6 до -2 градусов.

Первое касание полосы самолёт совершил на "три точки" на удалении 900 м от входного торца ВПП с вертикальной перегрузкой 2,55g с последующим отскоком на высоту около двух метров. Через 2 секунды произошло повторное касание с опережением на переднюю опору шасси с вертикальной перегрузкой не менее 5,85g, после чего последовал ещё один отскок на высоту 6 м. Третье касание ВПП произошло на скорости 285 км/час с вертикальной перегрузкой не менее 5g. Последовало разрушение конструкции, пролив топлива и пожар.

«Аэрофлот» считает публичное заявление губернатора Хабаровского края Сергея Фургала о том, что причина катастрофы SSJ100 — «это на 100 процентов человеческий фактор», неприкрытой попыткой оказать давление на комиссию Межгосударственного авиационного комитета и следственные органы, а также подготовить определённым образом общественное мнение.

Авиакомпания призвала Сергея Фургала предоставить документы, подтверждающие обнародованную информацию об окончательных итогах расследования. Если эти документы не будут предоставлены, то авиакомпания потребует незамедлительного и официального опровержения, заявили в «Аэрофлоте».

Росавиация запросила в МАК результаты сертификационных испытаний SSJ100

Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА (4 оценок, среднее: 2,25 из 5)
Загрузка...







СТАТЬИ ПО ТЕМЕ