Современная оптико-локационная станция увидит даже «невидимку»

Любители «Звёздных войн» наверняка помнят, насколько полезным в воздушно-космических боях знаменитой саги оказался робот R2-D2. Вращая полусферой своей усыпанной оптикой головы, торчащей из фюзеляжа старфайтера, робот-свистун контролировал окружающее пространство, вовремя предупреждая Люка Скайуокера о грозящей опасности.

Можно себе представить ужас западных военных экспертов, когда в начале 1980-х годов на первых фотографиях совершенно секретных в то время советских истребителей МиГ-29 и Су-27 они обнаружили нечто, напоминающее голову астромеханического дроида из «Звёздных войн». Оптико-локационная станция (ОЛС), введённая в основной контур управления вооружением, на советских самолётах появилась впервые в мире. А сегодня без этого устройства не обходится ни один современный истребитель, вертолёт, танк или корабль.

Основным производителем подобных устройств в России является холдинг «Швабе», объединивший оптическую промышленность страны и названный в честь купца Федора Швабе, основателя отечественного оптического производства. Футуристическую продукцию предприятий, входящих в холдинг, в изобилии можно увидеть на авиасалонах «МАКС». Что только не выпускает «Швабе»: от огромных зеркал для крупнейших телескопов мира до объективов для разведывательных спутников, от электронных микроскопов до оборудования для родильных домов.

Что бы ни говорили о снарядах, ракетах и даже лазерных пушках, главное оружие в современной войне — это информация. Ведь на самом деле противостояние войск идёт не на поле боя, а в информационном пространстве. Переиначивая известную пословицу, можно сказать, что вооружён лишь тот, кто предупреждён. За счёт правильного манёвра, противника можно одолеть вообще без единого выстрела. Но для этого нужно точно знать, где он находится. Да и оружие становится оружием только после того, как его наведут на цель. Если говорить об авиации, то основным средством обнаружения и целеуказания во второй половине XX века стали радары. Но радиолокационный диапазон электромагнитных волн — далеко не единственный.

Началось всё с двух совершенно различных приспособлений: тепловизоров и лазерных дальномеров. Первоначально эти устройства работали независимо друг от друга. К примеру, тепловизоры использовались в головках наведения ракет «воздух — воздух», а лазерные дальномеры в основном помогали более точному применению оружия по наземным целям, прежде всего бомбометанию и огню из авиационных пушек, так как позволяли определять дистанцию с точностью до сантиметров, на что обычные радары не способны. При этом на Западе подобные «уточняющие» устройства изготавливались, как правило, в виде подвесных контейнеров. А вот в СССР сразу старались интегрировать эти системы в планер самолёта. Примером может послужить созданный в начале 1970-х годов штурмовик МиГ-27, в котором вообще не было радара, а в узком, как клюв аиста, носовом обтекателе помещался только лазерный дальномер «Фон». А на перехватчике МиГ-31 впервые дальномер и тепловизор объединились в единую систему: тепловизор определял общее направление на цель, а далее к измерениям приступал лазерный дальномер.




Стремительное совершенствование электронных фоточувствительных матриц привело к возможности создания ещё одного канала поступления информации — телевизионного. Наконец, бортовые ЭВМ достигли достаточной мощности, чтобы микшировать информацию от разных каналов и формировать для лётчика объединённую картину окружающей обстановки. При этом информация выводилась в удобном для оценки виде — на прозрачном дисплее, отображавшем положение целей на фоне лобового стекла. А наведение оружия осуществлялось с помощью системы нашлемного целеуказания, связанной непосредственно с головками самонаведения ракет: поворот головы лётчика сопровождался соответствующим поворотом тепловизора головки самонаведения ракеты. Таким образом, для прицеливания не надо было разворачивать весь самолёт перед пуском, достаточно было поворота головы. Впервые в мире система нашлемного целеуказания «Щель-3УМ», сопряжённая с оптико-локационными станциями, была создана в СССР в начале 1980-х годов для истребителей четвёртого поколения МиГ-29 и Су-27. И вот тогда западные военные эксперты забеспокоились.

Разработчики основных американских истребителей F-15 и F-16 делали ставку на поражение противника со средних и дальних дистанций. В столкновениях со слабым противником такой подход вполне себя оправдывал. Однако моделирование воздушных боев с равными по возможностям истребителями показало, что схватка с большой вероятностью заканчивается ближним боем, пресловутой «собачей схваткой». И здесь наличие «третьего глаза» ОЛС, установленной рядом с фонарем кабины лётчика, давало нашим самолётам явное превосходство. Кстати, рядом с фонарем кабины ОЛС размещают именно для удобства применения в ближнем манёвренном бою. В условиях, когда бойцы активно перемещаются друг относительно друга, очень важно максимально сблизить точку зрения ОЛС и лётчика.

Опасения экспертов окончательно подтвердились в середине 1990-х после серии учебных боёв между американскими истребителями F-16 новейшей модификации с не самыми свежими Миг-29А, доставшимися ВВС Германии в наследство от ГДР. Эксперты заговорили о том, что Запад отстал от России в этой области на 20 лет. В совместных учениях в 2005–2006 годах индийские Су-30К, оснащенные ОЛС, сбивали и F-15, и французские «Миражи-2000», а схватку с сингапурскими F-16С выиграли со счётом 10:0.

Аналога этой системы до сих пор нет даже на американском истребителе пятого поколения F-22. Лишь на самых современных западных образцах вроде F-35 появились интегрированные в планер ОЛС. Между тем наши специалисты прошедшие 20 лет тоже не сидели сложа руки, и не далее как в 2015 году появилось новое поколение ОЛС для модифицированных МиГ-29 и Су-27. Это всевидящее око позволит нашим воздушным бойцам на равных бороться даже с американскими «невидимками» F-22 и F-35. На экранах радаров истребители пятого поколения и в самом деле кажутся объектами размером с футбольный мяч, но в оптическом диапазоне их габариты остаются прежними. Современные отечественные ОЛС способны зафиксировать «невидимку» на расстоянии до 90 км в задней и до 30–40 км в передней полусфере. Лазерный дальномер измеряет расстояние до воздушной цели в диапазоне до 20 км, а до наземной — до 30 км с точностью до 5 м. Однако атакующий самолёт может не излучать вовсе никакого сигнала, по которому его можно обнаружить. Именно оптико-локационные станции, скорее всего, станут средством первого контакта с самолётами противника, изготовленными по технологии «стелс». И это как раз та область, в которой отечественная промышленность имеет определенное превосходство. Во многом это заслуга предприятий, входящих в холдинг «Швабе».

Разрабатывает холдинг «зрение» и для российского истребителя пятого поколения Т-50. О его «остроте» пока можно только догадываться.

Источник: Банк ВТБ

Рейтинг статьи:   +1+2+3+4+5 (оценок - 1, средняя - 1,00)
Загрузка...


ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ





СТАТЬИ ПО ТЕМЕ